Алена (odessa_avant) wrote,
Алена
odessa_avant

В КОНЦЕ ГОДА В НАЧАЛЕ НОВЫХ ДЕЛ

Оригинал взят у vestniksveta в В КОНЦЕ ГОДА В НАЧАЛЕ НОВЫХ ДЕЛ


Этот выпуск, на мой взгляд, особенный. Особенный тем, что в нем переплелись Нити незримого и Явного.  Надеюсь, уделю впоследствии время дабы показать некоторые из них. Сейчас подмечу лишь одну деталь... Не кривя душой, скажу следующее.  Слушая с отметки 55:03 по 57:09 сложно описать гамму чувств, мыслей, картин, страниц, докладов пронесшихся перед моим внутренним взором. Сложно описать всю горечь и гордость при словах... эта победа далась с огромным трудом... Да, действительно зная цену этой победы, тяжело переживаешь такие моменты... К слову это одна из причин, почему люди, военные перевидевшие многое мало об этом говорят. Свой круг дело другое. Но и там частенько в эти моменты разговор как-то замирает... Воцаряется молчание.  Но ощущение все-таки двойственное... Эти люди не среди нас, но с нами... Эти люди живут в сердцах и памяти тех, кто знает, за что павшие отдавали свои жизни... Мне стыдно перед ними за одни события и в тоже время меня наполняет гордость за этих людей... За то во имя чего они пали... Многих из них не звали... Но они пришли сами... И это пламя не угасает... Гордость за таковых обязывает сцепить зубы и идти вперед. Идти невзирая ни на какие трудности. Потому как если отвернутся... Или отбросить... Это будет оскорблением памяти того, во имя чего сражались и пали столь хорошие люди... Лично себе такового позволить не могу. Единственный Судья имя, которого Совесть таковых действий не позволяет. Возможно, это военная струнка, возможно духовная. Может вся сумма. Обсуждать сие не намерен, ибо слишком объемно.
Но привести некие строки считаю необходимым. Может тогда кто-то, или что-то поймет сколь велико могущество и величие,  против которой дерзнули выступить черные тени прошлого.  Нереально вложить в короткие строки суть. Некоторые вещи увы, необходимо оставит за скобками сознавая что читают обе стороны... Но ЧТО-ТО сказать можно... Что-то поистине Величественное.  Я благодарен за то, что этих людей помнят.


Безукоризненно ровный строй призраков.
Полуэктов стоял перед ними, глядя на ротные колонны, образующие строгие каре батальонов, а видел лица.
Разные. Совсем молодые, но уже тронутые печатью войны и смерти.
Ему было страшно. По-настоящему, в первый раз в жизни Вадим Петрович ощутил это чувство – когда на тебя неотрывно смотрят тысячи глаз, в которых сквозил холод пережитой однажды агонии. Все, заготовленные заранее слова вымело из рассудка, он стоял перед ними и молчал.
Полуэктов смотрел в их лица и понимал, что между ним и этими молодыми ребятами, лежит целая эпоха, и в то же время, не смотря на разность в возрасте, мировоззрении, у них было что-то общее.
Разные...
Разум цеплялся за это понятие, концентрировался на нем, заставляя взгляд искать все новые и новые отличия в стоящих перед ним шеренгах.
На призраках была надета разная форма. Легко отличались пилоты серв-машин, сложнее было узнать представителей различных подразделений флота, да суть не в этом, а в самом понятии…
Настолько ли они разные?
Далеко ли ушла цивилизации в своем нравственном развитии от этих парней, которых вскормили войной, не дали им шанса жить, а вручили лишь право умереть?
Полуэктов продолжал молча смотреть на образы солдат далекой войны. Он смотрел и невольно сравнивал их с собой, думал, а смог бы я устоять под диким моральным прессингом нескончаемых боев, пережить ужас собственной смерти, а потом все-таки не выстрелить в бредущую меж руин девочку?

Он говорил, ощущая как безучастные ко всему, холодные взгляды постепенно, очень медленно наполняются осмысленным выражением, теплеют, они внимали ему, слушая историю... Историю вынесеную с полей сражений подолжавшихся после их гибели...
Он просто рассказывал им все, без утайки, как получалось, как видел, как мог, пока не подошел к главному:
– Вы остались людьми.
После него слово неожиданно взяла Рейчел:
– Ребята, мы пробивались сюда, чтобы встретиться с вами, и просить о помощи. Мы не можем обещать многого взамен, но тысячи спасенных человеческих жизней заставят задуматься тех, кто привык измерять историю общим шаблоном. Если же мы не предпримем ничего, то с Везувия начнется новая экспансия машин, – вновь активированный стратегический резерв, приступит к реализации боевых программ. Там нет таких, как вы. Кибернетические механизмы Везувия – это машины, попавшие на склады РТВ прямо с конвейера. У них нет души. Есть лишь цель и средства для ее достижения...

В этот момент из молчаливого строя раздался первый голос:
– Как серв-машины Везувия смогут атаковать иные планеты? У них есть космический флот?
– Без сомнения. – Ответил Полуэктов.

Он выдержал долгую паузу, глядя на ровные шеренги, а затем произнес:
– Кто осознает себя, отвечает за собственные поступки, и желает присоединиться к нам – шаг вперед!
Прошла секунда, другая и монолитный строй внезапно всколыхнулся в едином монолитном движении...


P.S
У меня нет более подходящих слов для описания крохотной частички того, что промелькнуло за эти мгновения... Мгновения позволяющие взглянуть в ЧТО-ТО... Только вам выбирать кем вы станете... Сможете ли коснуться незримости... И тогда... Может быть, тогда вы найдете помощь там, где не ждали. А любой точке этого шарика под названием Земля...  Со мной к слову не так давно приключилась история... Не описывая, что конкретно... Но поскольку последнее время растворился в общей массе то, разумеется, ничем  на вид не отличаюсь. Во время путешествия случилось, так что мне была необходима помощь. Пока размышлял кому позвонить, помощь возникла из ниоткуда. Чудно... Это значит что многое сделано и делается не напрасно. Значит что многие труды не напрасны.
-Не всякий Огонь можно узреть. Но можно ощутить. Однако лишь имеющий мужество шагнуть в неведомое узрит его суть...


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments