Алена (odessa_avant) wrote,
Алена
odessa_avant

Крысы. Оккупация. Одесса вышла | ПолитНавигатор

Татьяна Геращенко, журналист, Одесса

…Накануне город заполонили крысы. Крысы-людоеды прямо заявляли, что будут «валить сепаров». Лабораторные крысы вещали о кремлевских деньгах, выделенных на «кровавые провокации». А домашние крысы, включая все свои «материнские сердца», «человеколюбие» и «здравый смысл», призывали просто никуда не идти 2 мая ради собственной безопасности — мол, мало вам событий трехлетней давности? Кстати, я до сих пор уверена, что все зло в Одессе — от них, от домашних…

На Проводы крысы «заминировали» кладбище, устроили на Куликовом поле показательный смотр военной техники; билеты «на Одэсу» невозможно было достать — их заранее раскупили дрессированные патриоты, которые из года в год изображают коренных одесситов. На этот раз ряженые никого не сожгли, только тявкали: «Бый москаля, складайтэ трупы, Путин ****, Слава Украине, абырвалг, примус!». Такие, знаете, в шароварах и в вышиванках, приросших к телу в виде татуировок  — крысы-инвалиды, пострадавшие в результате опытов, когда сразу (в кавычках) видно: то ли моряк бывший, то ли рыбак, срезал тюльпаны у себя в палисаднике — память павших почтить пришел. Только вышиванку с себя забыл смыть. Всегда не могла понять, как жирные крысы-кураторы из Киева не дотумкают, насколько смешны все эти игры в «местных старожилов»?..

Но значит ли это, что 2 мая Одесса отсиделась по норам? Нет и еще раз нет! Потому что в городе остались люди. И по массовости это стал самый значительный выход горожан на Куликово поле.

Люди шли тысячами и, видимо, чтобы замылить этот очевидный факт и урезать картинку, одесситов пропускали к Дому профсоюзов дозировано: то в «надцатый» раз на Куликовом искали мину, то ссылались на технические неполадки с металлоискателем (вход через рамки), то на приказ «временно пропускать только журналистов».

Хотя журналистская корочка тоже не была иммунитетом — несмотря на наличие у меня удостоверения, полицейские с загадочной вдумчивостью обыскали и мой кофр с фотоаппаратом, и сумку, в которой удивительным образом их заинтересовала пудреница — все, лишь бы время тянуть.

К слову, «на рамках» изымали даже маленькие пластиковые бутылки с водой, даже если их владельцы объясняли «Но мне таблетку нужно запить!»…

А после ты ступал на поле через решетку, через заградительные ленты, фильтрационный пункт — не хватало только кликуши Скрипки в качестве начальника гетто. Полицейские и нацгвардейцы не спускали с тебя глаз: «Туда не ходи, сюда не ходи!».

Ничего не значащая для ряженых одесситов земля Куликова поля для одесситов настоящих — жуткая картография. Вот здесь умирал выпрыгнувший из окна Дома профсоюзов 17-летний мальчик, да так страшно, что очевидцы до сих пор не могут рассказать родным покойного все подробности того, как его добивали под рык «Слава Украине!».

«Тут умирал мой товарищ, — женщина с цветами не может сдержать слез, — по его глазам я понимала — он уже не в этом мире, но над телом продолжали глумиться».

Тут битой перебили спину хрупкой женщине, когда она пыталась оттащить нацистов от бездыханного уже тела. С тех пор — три года — она все время плачет. И если к физической боли, которая будет с ней до конца дней, она привыкла, то к ужасающим, всегда обозначенным цветами отметинам под Домом профсоюзов — привыкнуть нельзя. И этого тоже не объяснить одесситам ряженым…

Итак, заезжим рагулям не удалось сорвать траурное мороприятие, зато горожане получили под дых не от них, а от крыс поважнее. 2 мая, вдобавок к страшным воспоминаниям, каждый шаг, приближающий тебя к Дому профсоюзов, сопровождался вестями: «Задержано еще столько-то куликовцев, обыск у того из организаторов, и этого» — к обеду задержанных было уже девять человек. То самое единение, о которых вам скажут многие одесситы и будут правы, было напрочь отравлено. А основной удар пришелся как раз на тех, кто хранит память скорбного места — поддерживает в порядке импровизированный мемориал, постоянно приносит цветы, убирает. Удар по тем, благодаря кому в жару и зимнюю стужу, под ливнями и снегом на поле не угасают лампадки. Кто помогает семьям погибших.

Так что фраза, брошенная полицейским на нациков: «И почему вам, дебилам, нет покоя?» совсем не обнадежила меня 2 мая — ведь пока силовики ломали планы их убогих провокаций, лучшим людям Одессы ломали жизни…

А ведь они знали. Знали накануне, устало и обреченно объясняя: «Да, скорее всего опять вломятся с обыском в семь утра. Баннер с портретами погибших конфисковали. А спрашивать им нечего, поэтому вопрос один: «Были ли вы в России?». У некоторых куликовцев даже собаки уже следаков узнают — не лают, так — на штанах повисеть, порвать…

Люди привыкли, что их регулярно таскают на надуманные допросы — просто на сей раз это произошло массово.

Больше всего организаторы боялись не за себя, а за черные шары и белых голубей, которые каждого 2 мая запускают в небо в память об убитых, ведь нацисты пообещали уничтожить даже птиц. Когда мы собрались на поле в ожидании этого ритуала, одно саднило: а если таки голуби и шары уничтожены, то как на это отреагируют матери погибших? Они — всегда отдельная тема. Им невозможно смотреть в глаза… Невыносимо. Они ежегодно приходят сюда под звериные оскорбления и угрозы, под крики «Гори, вата!»… Вдруг по толпе пошел шепот: «Голуби будут!». Но где матери?..

«Автобусы, в которых находились мамы погибших, стояли сбоку от Дома профсоюзов, — поясняет Галина, чей сын чудом спасся из пожара три года назад 2 мая. — Но полицаи и СБУшники с блеском продемонстрировали свою низость и бесчеловечность: водителю автобуса было приказано следовать в райотдел, где за мамами были заперты ворота — нечего напоминать, что в Доме профсоюзов кто-то погиб! Это же не по-европейски!.. С некоторыми мамами случилась настоящая истерика. Этот день и так невыносимо тяжел для них, а тут такое… Надеюсь, на том свете инициаторам и исполнителям сего действа поднесут пару дополнительных раскаленных сковородок».

Когда матери все же появились на поле, по телу, как обычно, прошел ток — люди уже традиционно встречают их аплодисментами и скандируют «Не забудем, не простим!»…

Добавить могу еще о том чувстве локтя, которое особо ярко ощущается в Одессе 2 мая, — когда таксисты, зная, что ты едешь на Куликово, отказываются брать плату, а продавцы скидывают цены на цветы или отдают букеты бесплатно с просьбой «И от меня положи». Еще раз можно сказать и о тысячах людей. Равно как и еще раз, — что задержания и издевательства это все отравили.

Не знаю, схожи ли мои ощущения с ощущениями других одесситов — думаю, да. А они были такими: всем знакомо состояние, когда во сне нужно бежать, а ты словно врастаешь в землю или парализован. Так вот именно сквозь это чувство — из сна — Одесса и вышла на Куликово поле 2 мая 2017 года.

Крысы.

Оккупация.

Одесса вышла.

        


http://www.politnavigator.net/krysy-okkupaciya-odessa-vyshla.html


Tags: Одесса, помни 2 мая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments