Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Реквием памяти погибшим Одесситам 2 мая 2014г. на Куликовом поле в Доме Профсоюзов




‪#‎Одесса‬. 2 мая. Не забыть
Вспомним всех поимённо,
горем
вспомним
своим...
Это нужно -
не мёртвым!
Это надо -
живым!
Вспомним
гордо и прямо
погибших в борьбе...

Есть
великое право:
забывать
о себе!
Есть
высокое право:
пожелать
и посметь!..

Стала
вечною славой
мгновенная
смерть!


1. Жульков Александр Юрьевич, 08.12.1968 г. р., огнестрельное ранение
2. Яворский Николай Анатольевич, 02.01.1976 г. р., огнестрельное ранение
3. Петров Геннадий Игоревич, 27.02.1985 г. р.,огнестрельное ранение
4. Бражевский Андрей Геннадьевич, 30.08.1987 г. р., падение.
5. Папура Вадим Вадимович, 42.07.1996 г.р., падение.
6. Заяц Игорь Леонидович, 13.01.1968 г. р., падение.
7. Кущ Руслан Олегович, 26.01.1984 г.р., падение.
8. Вереникина Анна Анатольевна, 29.12.1955 г. р., отравление.
9. Калин Анатолий Андреевич, 12.08.1976 г. р., отравление.
10. Никитенко Максим Алексеевич, 28.10.1982 г. р., падение.
11. Острожнюк Игорь Евгеньевич, 12.07.1964 г. р., падение.
12. Буллах Виктор Далхакович, 05.02.1956 г.р., падение
13. Маркин Вячеслав Владимирович, 18.11.1969 г.р., падение.
14. Негатуров Вадим Витальевич, 05.12.1959 г.р.,ожоги.
15. Гнатенко Евгений Николаевич, 09.11.1952 г. р., отравление газом.
16. Полулях Алла Анатольевна, 26.08.1962 г.р., отравление газом.
17. Яковенко Ирина Владимировна, 07.09.1959 г.р., отравление газом.
18. Кушнарёв Геннадий Александрович, 26.06.1975 г.р., отравление газом.
19. Мишин Сергей Сергеевич, 01.02.1985 г.р., отравление газом.
20. Пикалова Светлана Валерьевна, 04.03.1981 г. р., отравление газом.
21. Коврига Николай Сергеевич, 08.11.1984 г.р., отравление газом.
22. Садовничий Александр Кузьмич, 18.09.1954 г. р., отравление газом.
23. Бригар Владимир Анатольевич, 10.02.1984 г. р., отравление газом.
24. Никитюк Дмитрий Игоревич, 08.08.1974 г. р., отравление газом.
25. Митчик Евгений Васильевич, 21.01.1983 г. р., отравление газом.
26. Степанов Виктор Васильевич, 10.04.1948 г. р., отравление газом.
27. Костюхин Сергей Николаевич, 26.06.1967 г. р., отравление газом.
28. Новицкий Владимир Михайлович, 25.07.1944 г. р., отравление газом.
29. Полевой Виктор Павлович, 19.09.1966 г. р., отравление газом.
30. Бежаницкая Кристина Александровна, 18.03.1992 г. р., отравление газом.
31. Ломакина Нина Ивановна, 29.07.1953 г. р., отравление газом.
32. Кононов Александр Владиславович, 11.04.1959 г. р., отравление газом.
33. Гнатенко Андрей Михайлович, 19.05.1989 г. р., отравление газом.
34. Балабан Алексей Семёнович, 06.04.1982 г. р., отравление газом.
35. Лукас Игорь Еропович, 01.07.1993 г. р., отравление
36. Милев Иван Иванович, 1980 года рождения
37. Щербинин Михаил Иванович, 08.12.1956 г.р., отравление
38. Приймак Александр Григорьевич, 28.08.1945 г.р., отравление
39. Лосинский Евгений Лукич, 16.11.1979 г. .р., огнестрельное ранение
40. Шарф Тарас Владимирович, 12.06.1973 г. р., отравление газами
41. Иванов Дмитрий Иванович, 1958 г.р., погиб в огне
42. Березовский Александр Викторович, 06.08.1973 г.р., отравление газами, ожоги
43. Каир Петр Анатольевич, 28.01.1969 г.р., отравление газами, сильные ожоги
44. Галаганова Любовь Александровна, погибла в огне.
45. Карасев Юрий Владимирович, погиб в огне.
46. Вячеславов МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ



Обращение ко всем, причастным к Одесской трагедии...

Они вроде бы люди…Очень даже похожи.
Мы конечно не судьи…Но мы Богу поможем.
Просто те, что похожи, убивали как звери…
Так что внешнему облику лучше не верить.

Они бегают сворой, ищут новые жертвы.
И приморский наш город рвут Галиции ветры.
Черно-красные флаги и нацистские зиги.
От Одесской Хатыни по всей Родине блики.

Суд настигнет «херОев, что вокруг окопались.
Партизанские тропы нам от дедов достались.
Бойтесь, мерзкие твари. Вам не будет пощады.
Не спасет вас Бандера и от хунты награды.

Вам не скрыться ни где…Лучше и не пытайтесь…
Вы покайтесь убогие, перед смертью покайтесь.

Снежана Аэндо


Крик души. Город и люди • Таймер

Когда у меня уже совсем не осталось хороших слов, чтоб описать окружающую реальность, я вдруг вспомнила о людях, которых давно знаю и люблю, и на которых держится Город…

— Приходите завтра на Космонавтов , 27, я там буду встречаться со строителями, — сказала мне Марина Константиновна Игонина. И вот я стою и наблюдаю, как она «сражается» со строителями.

— Там будет амбулатория, а вон там — колясочники, а здесь — ЛФК, здесь будет психолог, здесь — дефектолог…

— А на пол что положим? Плитку?

— Нет, — сказала Марина Константиновна. — Надо подумать. Может быть, хороший линолеум… И я вам даже скажу, где мне скидку сделают. Хорошую скидку на большом объёме. На Гайдара у нас уже 18 лет лежит и не портится…

А теперь давайте поговорим о переносе теплового узла. Как я буду контролировать приборы учёта, если они будут в подвале? Как? Если будет общий учёт, как мне заключать договор? Всё это я уже проходила. У них истерика уже у всех. И у ЖЭКа, и у главного инженера, и у жильцов дома… А мне нужно отдельно. У меня уже богатый опыт общения с тепловиками: и центр на Гайдара, и филиал на посёлке Котовского, и на Генерала Петрова, теперь вот здесь, на Космонавтов…

Маленькая женщина стояла в окружении строителей и со знанием дела говорила с ними. Она спорила за каждый квадратный сантиметр помещения. И в царившей вокруг строительной разрухе и хаосе — в ободранных стенах, пустых дверных проёма — только она одна способна была увидеть то, что здесь будет через несколько месяцев. Я ей верила безоговорочно. Потому что знала, как выглядит главное здание на Гайдара, филиалы на Академика Сахарова и на Махачкалинской, общежитие на Генерала Петрова…

…Когда попадаешь впервые в Центр, сердце заходится от жалости. Вообще оно заходится всегда у посторонних непричастных людей. У работающих здесь времени на это нет — они тянут изо всех сил свою ношу.

— О чём вы? Какая ноша? Они — ангелы, наши дети. Мы работаем с ангелами. Они учат нас отделять главные вещи от неглавных, зёрна от плевел, учат нас быть людьми, — говорит мне Игонина без всякого пафоса. — Я не успеваю, физически не успеваю сделать за день всё, что нужно. Я домой прихожу в девять и начинаю думать: я этого не сделала, и этого, и этого…

В 2000 году в Одессе на базе благотворительной организации «Институт реабилитации лиц с недостатками психофизического развития имени Януша Корчака» был создан реабилитационный комплекс для предоставления всесторонней помощи детям с инвалидностью, связанной с поражением центральной нервной системы. Центр этот является сегодня единственной уникальной структурой в Украине — европейской моделью комплексной помощи детям–инвалидам и их семьям. Это мощная структура, включающая в себя два отделения ранней реабилитации детей от рождения до семи лет, две группы детского сада -от 3 до 7 лет; два отделения психолого–педагогической реабилитации, а это целых 12 групп дневного пребывания от 3 до 18 лет; отделение учебно–производственных мастерских для совершеннолетних детей с инвалидностью; социальное общежитие; отделение социального патроната для тех, кто не может посещать Центр, но им требуется помощь.

Крик души. Город и люди

Я была на занятиях в группах малышей, которых учили разговаривать и самостоятельно держать ложку. Я видела, как психолог работал с детьми постарше и они вместе, хохоча, «убегали» от дождя, раскрывая над собой «зонтики». Я была в группе постарше, в которой 12-14-летние ребята учились варить обед. Я видела, как старательно и серьёзно убирали двор от осенних листьев мальчики лет 17-ти. Наблюдала за занятиями иппотерапии, видела счастливые лица детей в бассейне. Была в общежитии на Генерала Петрова, где старшим ребятам читают книги и учат общению.

Много лет назад Игонина пришла в Центр с проверкой, да так тут и осталась. Не смогла уйти. Произошло счастливое соединение двух замечательных людей — профессора, детского невропатолога, основателя Института имени Януша Корчака Ирины Викторовны Галиной и детского врача Марины Константиновны Игониной. Которые уже много лет, спасая и защищая своих маленьких «раненых», противостоят их страданиям, несут им Свет и Добро, несмотря ни на какие погодные и прочие условия, которые нас окружают. Пятьсот детей в течение года получают помощь в Центре, а это, согласитесь, очень много.

Крик души. Город и люди

Поэтому я верю в безусловную победу Игониной над строителями. И в то, что на Космонавтов, 27 скоро состоится открытие нового прекрасного и светлого реабилитационного центра, который пока существует только в воображении Марины Константиновны…

Крик души. Город и люди

Автор: Наталья Симисинова

P.S. В ночь на понедельник, 5 ноября, в Одессе совершена попытка поджога храма при реабилитационном центре им. Януша Корчака. Кто это сделал и зачем? В любом случае, это сделали не люди







http://timer-odessa.net/minds/krik_dushi_gorod_i_lyudi_509.html?fbclid=IwAR09zRWuDQvoc7T3IXcsBROyL9rSIla-R1BBbZO6DDBnIYrgUTfw1oeRoEU&_utl_t=lj Крик души. Город и люди • Таймер

С ЛИЦА УКРАИНЫ СОТРУТ РУССКИЕ ГОРОДА. НЮРА Н. БЕРГ

В самом начале весны украинские контролеры Вселенной одержали очередную перемогу. После того как в фейсбуке бдительным депутатом Рады Тетеруком была выявлена и разоблачена международная зрада, с русскоязычной страницы ООН удалили инфографику, демонстрирующую происхождение украинского языка от русского. Картинка иллюстрировала ситуацию с вымирающими языками в глобализированном мире. Казалось бы, никакого злого умысла, а только констатация факта. Нарисованное дерево языков безнаказанно провисело на странице больше месяца, не вызывая никакой дискуссии, пока его не нашел патриот. Мгновенно была оформлена приличествующая факту конспирология, русский след, антиукраинская пропаганда, давление Кремля и прочие любимые украинские паранойи, смертельно надоевшие своим унылым, но настырным однообразием.

Депутат Тетерук потребовал от Верховной рады и МИДа немедленного реагирования, с тем чтобы разоблачить лживые утверждения, позволяющие «втянуть мировое сообщество» в захватническую войну против Украины и сделать ООН инструментом игнорирования верховенства международного права.

Вряд ли украинский парламент успел хотя бы даже заглянуть на страницу ООН, но администраторы отреагировали четко, по обыкновению уступив безумным требованиям профессиональных украинцев, неустанно и бесперебойно лепящим свой государствообразующий миф из всего, что под рукой.

Да, как ни странно, спустя четыре года после победы национальной идеи на Украине языковые баталии не утихают ни на минуту. И даже ужесточаются: лирические воззвания к переходу на мову сменяются жестким подавлением непослушных. А непослушных все еще легион.

Можно сколько угодно спорить об изначальности украинского языка (по версии певицы Русланы — прародителя шумерской письменности), о том, написаны ли на нем сакральные тексты всех религий, говорили ли на нем римские цезари, воины Македонского и Пилат с Иисусом. Но факт остается фактом — несмотря на циклопические усилия промоутеров мовы, невзирая на все новые и новые репрессивные инициативы в отношении носителей русского, украинский в качестве добровольно выбираемого языка общения на Украине пока так и не прижился.

В любой ситуации, где человек импульсивно выбирает язык общения, как правило, звучит русский. Рожает ли женщина, ударяется ли мизинцем ноги о ножку стола патриотически настроенный киборг, дерутся ли за игрушку в песочнице дети, отпускает ли шутки в адрес журналистки президент — с вероятностью процентов восемьдесят они сделают все это по-русски. Примерно в тех же пропорциях, свидетельствует сухая статистика, вбиваются на территории Нероссии поисковые запросы в гугле.

Идеологи украинского возрождения твердо намерены выжечь эту данность каленым железом. Прошли те времена, когда идеологические лидеры Украины соглашались считать патриотами русскоязычных сограждан. Да, не вполне совершенными, но все же достойными гнить в окопах гражданской войны, тем самым доказывая преданность украинской идее. Ситуация изменилась.

Теперь все чаще императив звучит так: «москворотым трофеям Путина» (© — Ирина Фарион) не место на Украине. Нас не обмануть! Чемодан — вокзал — Россия! Русскоязычный — символ поражения Украины с клеймом оккупанта, даже если ты «мешками кровь проливал», карая неверных в Донбассе.

…Но несмотря на усилия и страстные причитания, мова не приживается. Чтобы увидеть глубину катастрофы, достаточно ознакомиться хотя бы с содержимым фейсбук-аккаунтов пассионарных хедлайнеров украинского сегмента. Одним из таковых является, несомненно, главная фурия крестового похода против всего русского Лариса Ницой. Номинально детская писательница, на самом же деле — творец и промоутер языкового хоррора в культурно-социальном пространстве родины. Последний из своих многочисленных «шоков» Ницой испытала в кинотеатре, где «все вокруг общались на тамбовском» (это, кстати, не новая фишка — называть русский как угодно, только не русским).

«Почему?» — трагически вопрошает Лариса.  Ну что вам еще надобно? Почти все книги на русском запрещены к ввозу и при изъятии уничтожаются. Каждый день Госкомитет вносит в черные списки новые и новые названия, включая детские раскраски. Российские фильмы больше не прокатывают. Дубляж исключительно на мове. Гастроли представителей оккупационно-террористического шоу-бизнеса остановлены. Телевизор часами проводит пятиминутки ненависти, в том числе и языковой. В школах и детсадах жесткий лингвистический контроль. «Ну откуда оно все лезет?» — мучительно доискивается истины Лариса.

А ведь ответ на поверхности.

Точнее, даже несколько. Во-первых, по сути, в стране есть три языка. Русский, суржик и немного украинского. Суржик в данном случае — это смесь сильно травмированного русского с ощутимо искаженным украинским. В среде, числящей себя культурной, роль суржика выполняет новояз с обильными польско-английско-немецкими включениями и фантазиями телеканалов о том, как должна в XXI веке выглядеть модернова цеевропейська мова. Сказать, что все это как-то ощутимо привлекает неофитов, было бы большим преувеличением. Зачем, если уже есть удобный и ювелирно заточенный инструмент общения?

Во-вторых, украинский, будучи мелодичным, нежным и милым языком песен и поэтической лирики, все же не очень пригоден, например, для научного или технического обихода. Наконец, для многих он по ряду неумолимых обстоятельств является атрибутом архаики.

Стремление украинских идеологов незалежности непременно насадить в стране глубоко сельский стиль, или, говоря политкорректно, тотальный аграрный дискурс, отвращает многих давно урбанизированных украинцев от такой культуры и от мовы как ее инструмента.

Мириады вышиванок, выложенные из чего попало колоссальных размеров трезубы, поэтизация сена и сала, стремление сделать знаменитые прежде города империи филиалами Коломый и Стрыев — вот почерк профессионально-украинских культуртрегеров. Этот обскурантизм слишком далек от современной культуры.

Не может человек добровольно выбросить нож и вилку и хватать еду с тарелки ртом. Никто не обязан сваливаться из лучшего в худшее.

Никто по доброй воле и в здравом уме не откажется от великой русской культуры, созданной в том числе и украинскими гениями, ощущавшими себя частью огромной славянской цивилизации. Ни один носитель большой городской культуры по собственному выбору не станет идентифицировать себя с хуторянством.

Украина же, увы, строит новый государствообразующий миф на генеральной идее «подальше от России». На этом пути выясняется, что предъявить что-то особенно героическое не получается («подальше от России» в хуторском варианте автоматически означает «подальше от большого города»). Отсюда обилие нелепых фантазий о стотысячелетней истории, о шумерских корнях, об украинском санскрите, присваивание себе чужих достижений, чужих писателей и ученых — и отторжение реальных общих побед.

Что создано за годы незалежности? Что стоит на книжных полках Украины? О чем сняты фильмы? О чем написан новый героический эпос?

Может это кого-то привлечь?

Может. Сравнительно небольшую, но крайне агрессивную группу людей, подсевших на наркотик ненависти. Остальные сопротивляются как могут.

И кстати. Украинские современные идеологи любят говорить о сотнях лет пребывания в статусе «колонии» России.

Едва ли есть хоть одна колония, выходцы из которой постоянно оказывались у руля метрополии. Но даже если на секунду допустить идею «колонии», то бывшие колонии реального мира в подавляющем большинстве своем сохранили язык метрополии именно в качестве государственного. И не отреклись от культуры «колонизаторов». Это было залогом их собственного развития.

Украина же идет своим путем. Ей развиваться необязательно.

Нюра Н. Берг, РИА

https://news-front.info/2018/03/06/s-litsa-ukrainy-sotrut-russkie-goroda-nyura-n-berg/


Как CNN снимает фейки.Узнаёте руку мастера? "Убитых" сирийских детей так же снимали.

Оригинал взят у arpadhaizy в Как CNN снимает фейки.Узнаёте руку мастера? "Убитых" сирийских детей так же снимали.
Оригинал взят у osman9 в Как CNN снимает фейки.Узнаёте руку мастера? "Убитых" сирийских детей так же снимали.
Оригинал взят у zbaza в Как CNN снимает фейки.Узнаёте руку мастера? "Убитых" сирийских детей так же снимали.

2 мая 2017 года. 14.00. Одесса помнит!

2 мая 2017 года. 14.00. Одесса помнит!

2 мая 2017 года. 14.00. Одесса помнит!





Одессит, ты знаешь куда идти!
Одесса помнит своих детей!
Одесса скорбит о каждом, кто пал в неравной битве.
Не надо лент, кричалок и лозунгов. Не надо реагировать на провокации. Не надо доказывать очевидное!
Мы помним каждого, кто погиб.
Нам горько, что не уберегли.
Нам стыдно перед родными, кто потерял в тот черный день детей, отцов, матерей и близких.
Прости, Одесса...
Помни Земля!

ТАК ЖИЛИ В ОДЕССЕ 4

Молдаванское отродье 4

История четвёртая. Курсанты

В одесском рейтинге самых перспективных женихов  первое место всех времен и народов всегда было за «моряком». Это у него – джинсы, люрекс, коралловые ветки и кукольная гондола, заграничные бутылки, жвачка, магнитофон и каталог «неккерман». Статус и блага «морячки» стоили всех возможных рисков, и на мальчиков в форме шла необъявленная охота. Одесские мамы учили дочек: прикармливайте курсантов – к выпуску в большое плавание уже всех расхватают!  А так – привадим, приручим, поженим и воспитаем. Правда, обладание курсантом было только первым этапом. И коварная судьба одесской “морячки” – это вечный бой и сплошные нервы. Хватит ли на него загранки, не сопьется ли он в первом рейсе, не сбежит ли к портовой курве в другом городе…  Почти как с котенком на Староконном  – никогда не угадаешь, какая гадина из этого милого малыша вырастет. 

Мама, начитавшись Александра Грина, мечтала о моряке с детства. И, разумеется, четко сформулировав желание, – получила будущего инженера механика высшей мореходки по кличке Жлоб. Это был наш папа и будущая легенда отечественного парусного спорта. А пока у него из приданого были только клеши со стрелками, о которые «муха может срезать голову на лету», и начищенная бляха, превращающаяся ловким движением руки в кистень. Так во второй половине 20 века будущие моряки выясняли отношения с местными завистниками без формы. Край бляхи затачивался до состояния бритвы, свободный край ремня наматывался на руку, и таким оружием можно было реально «махаться».

У папы был  друг Малинка. Он же Сашка Малинин – сосед по экипажу, который «не машины боевой», а романтическое название общаги для курсантов высшей мореходки.  Малинка был то ли решительнее, то ли беспечнее своих товарищей, поэтому  пока папа рвал цветы на клумбах и тянул с предложением, Малинка к третьему курсу обзавелся беременной женой. Чтобы скрасить семейно-сухопутные тяготы, он в компании почти свободного папы периодически совершал увлекательные алкотуры со Слободки по Ближней Молдаванке, где, как и положено в портовом городе, было много вина и женщин. Вино было местным, а женщины проживали в бесчисленных общежитиях педина, института связи, Стройки и Водного.

Компания продегустировала шабское, таировское, белгород-днестровское, домашнее, ворованное с завода шампанских вин, бабушкино крепленое и классический портвейн «три семерки» в десяти подвалах и как раз управилась к полуночи. Папа вместе с тишайшим и никакущим коллегой Володей волокли как пристяжные в тройке Малинку по бесконечной  улице Старопортофранковской – домой к молодой жене. Она жила в какой-то паре кварталов. Благодарный Малинка решил приободрить товарищей хорошей песней.

Местным жительницам  серенада не понравилась, и они  стали громко выражать свои претензии к репертуару, тембру и самому исполнителю. Малинка счел критику неконструктивной и как Феникс, восставший из пепла, вырвался из рук друзей к ближайшей общаге. Он решил лично взглянуть «а судьи кто?» и полез по водосточной трубе к открытому окну третьего этажа.  В соседних домах  и в последнем 28-м трамвае уже принимали ставки на девушек, Малинку и ржавую трубу.

Обидчицы,  увидев, что счастье в курсантской форме само идет в руки, повеселели и  решили окна не закрывать, наоборот – подбадривали и обещали любовь и продолжение банкета.  Труба выдержала, и Малинка, победив силы гравитации и смертельную дозу промиллей в крови, таки добрался до третьего этажа, где отцепился от трубы и крепко ухватился за… цветочный горшок на подоконнике.

Скорая приехала  на удивление быстро, подобрала бездыханное  тело с горшком в руках с асфальта и погрузила на носилки. Папа с товарищем выгребли последний рубль с мелочью из карманов и попросили донести труп до дому – Малинка не дошел до супружеского ложа каких-то 300 метров.  Фельдшер заколебался, и вместе с санитаром они сделали пару шагов к цели. Тут Малинка внезапно снова ожил и, не выпуская из рук трофейный горшок, рванул с носилок домой. Медработники поняли, что сейчас останутся без гонорара, и бросились в погоню. Так они и прибежали во двор к  тестю: окровавленный  молодой муж с цветами в вазоне, санитары с носилками и друзья с группой поддержки из женской общаги.

Жена Малинки пережила позор, уговорила мужа наложить швы на затылок и сделала оргвыводы.

В следующий раз она решила не выносить сор из избы и взять воспитание мужа в свои руки. Тем более, что до конца беременности оставалось еще целых два месяца.

Только Малинка об этих планах не знал. Хотя на всякий случай сменил маршрутный лист наливаек и переместился в более спокойный и благополучный привокзальный район.

Опять таки,  за полночь,  привычным кортежем, Малинка с верными друзьями  почти шел через Куликово поле. И тут их настиг  «ужас, летящий на крыльях ночи». Не знаменитый одесский гоп-стоп, не народная дружина и даже не наряд милиции. Из  дремучей аллеи голубых елей,  между Лениным и третьим деревом,  вылетела беременная жена Малинки, размахивая над головой боевым курсантским ремнем с заточенной бляхой.

То ли от долгого сидения в хвое случилась гормональная буря, то ли привезенная из сингапурской плавпрактики статуэтка богини мщения Кали нашла свое новое человеческое воплощение, но глубоко беременная девушка умудрилась догнать и покарать почти всех участников пьянки. Разумеется,  Малинку буквально бросили на растерзание и позорно сбежали.

После этого Малинка поскучнел, присмирел и через пару лет уехал в Питер, где стремительно пошел по партийной линии и с годами занял какой-то высокий пост в Министерстве транспорта. О том, как без GPS-навигации и наводок от предателей жена вычислила его маршрут, он с гордостью вздыхал: «Баба – она сердцем чует».

А до этого счастливого преображения его жена черной завистью завидовала нашей маме и папиной невосприимчивости к алкоголю. Но и на солнце есть пятна.

Наш папа оказался «неправильным» с коммерческой точки зрения моряком. Далеко заграницу его отпустили по оплошности только пару раз, а потом выяснили, что его брат  – в тюрьме, и дальше Дальнего Востока он уже не плавал. Но и оттуда он сбежал в Одессу, потому что хотел быть яхтсменом, а не перевозить «контрабас» в машинном отделении. Отпуск выпускникам летом не давали, поэтому чтобы выбраться из Японского моря в Черное, пришлось пойти на медкомиссию. Перед входом папа выпил залпом  10 чашечек эспрессо и гордо зашел с тахикардией и давлением 200 на 120. На что опытные врачи сказали, что гипертонический криз – не повод для каникул, и магнезия ему в помощь. Они не знали нашего папу, который еще в детские годы умудрился попасть из интерната в “Артек”, а в подростковые, будучи дальтоником, поступил в мореходку, выучив все цветовые таблицы наизусть. Папа кокетливо улыбнулся медсестре и спросил, а что же тогда повод. Медсестра, хихикнув, ответила, что бесплатных лазеек нет, разве что – «дурка». Папа сказал «окей» – вышел из душной каюты врача на палубу родного «капитана Маркова» и сиганул за борт. Благо, «Марков», во-первых, был ледокол, а во-вторых, воздух был уже +5, и опасность разбиться о льды миновала неделю назад.  Через три дня он с видом триумфатора уже латал паруса к очередной гонке.  Кстати, две новые яхты, купленные для высшей мореходки, он, занимаясь всеми организационно-перегоночными хлопотами, под шумок  назвал для мамы «Ассоль» и «Грей», так что не люрексом единым…

А мама,  в советском халате, смиренно вздыхая, слушала бесконечные жалобы своей модной подруги Лорки. Лора жаловалась на жадных покупательниц, высокие поборы таможни и плохие рейсы. В наше время она бы стала отличным бизнес-тренером с девизом «вижу цель – не вижу препятствий». Несколько лет, в полном боевом раскрасе, как пиранья она поджидала доверчивых будущих моряков возле корпусов морского училища, «случайно» заехав сюда за хлебом со своей Дальницкой. Все карманники в 15 трамвае, проезжающем мимо мореходки до горбольницы, знали ее в лицо, потому что и там она искала свое счастье, едущее с пар в общежитие и назад. Курсанты почему-то боялись ее напора, и дальше одобрительного свиста дело не шло. Но стремительно стареющую 22-летнюю Лору нельзя было остановить такой ерундой. И тут она заметила, напала  вовремя оказалась рядом и в последний момент  перед выпуском таки выхватила никакущего товарища Малинки, Володю. Пара была хрестоматийной: шикарная платиновая блондинка Лора и неказистый, зашуганный, непонятно как попавший в мореходку Володя. Он всегда молчал и тихо улыбался от свалившегося внезапного счастья более тяжелой весовой категории.  Следующие десять лет он не вылазил из рейсов, зависая там минимум на 9 месяцев, и через месяц передышки снова отправлялся добывать семейное счастье. У Лоры было все. Даже шуба,  итальянские сапоги на шпильке и красный “мальборо”, который они с мамой показательно курили «на коридоре». Володя оказался козырным тузом и  главной «курочкой рябой» факультета. Лора ликовала.  А потом у него завелись тараканы.  Много. И он их пытался убить. Молотком. Прямо в каюте посреди океана. И  его честно, гуманно и абсолютно легально  списали. Дома Лорка попыталась качать права и выяснить, и кто ж теперь будет работать? Но тут  тишайший Володя вдруг заметил у нее на голове недобитого таракана, и в семье  наконец-то случились тишина и патриархат.

В 1988 году на экраны вышел мультфильм «Остров сокровищ». После громкой телепремьеры его саундтрек «Фортуна – лотерея»  стал гимном морячек нашего двора,  а ремень с пряжкой так и остался сакральным символом неотразимой морской юности.

Юлия Верба

http://zachem.com.ua/moldavanskoe-otrode-4/

ТАК ЖИЛИ В ОДЕССЕ 2

Молдаванское отродье 2

История вторая. Интеллигенция с душком

За стенкой жили диссиденты. Что значило это слово, было непонятно, а спрашивать нельзя, иначе заметят и выгонят из комнаты, где проходили светские беседы мамы с подругой-морячкой.

Диссиденткой была соседка тетя Люся. Она читала какую-то запрещенную литературу. (У нас в доме была только одна запрещенная литература — обернутый в упаковочную бумагу журнал, рассматривая который папа с мамой дурновато хихикали, а при моем появлении, смутились, и быстро засунули его на верхушку шкафа). Что читала Люся и где брала, было неизвестно, но зато она еще носила шикарный шелковый халат до пола с разрезом, по выражению бабы Жени, «до кормилицы». Вечерами она принимала пожилого однорукого любовника, а в свободное от любви время собирала подобие большевистского кружка с дамами в диоптриях и групповым прослушиванием радио Свобода.  Про радио знали все, потому что у ракушняка со звукоизоляцией лажа. За все эти маргинальные понты на работе ее понизили с учителя русской литературы до учителя труда, а во дворе относились настороженно.

Принципиальные разногласия творческой и технической интеллигенции перешли на новый уровень, когда умер бомж Митя. Де юре бомжом Митя не был.  Хотя по виду и запаху мог дать фору любому привокзальному. За участие в ВОВ Митя приобрел тяжелую контузию и крошечную полутемную комнату между нашей и Люсиной квартирами. Комната означала 7 квадратных метров с окном и дверью, выходящими в общий коридор, и все. Туалет во дворе. Но Митя не заморачивался и так далеко ходил по нужде только за выпивкой.  Однажды Митя умер. Его привычный запах усилился в разы. И тут началось…

У нас три поколения и 7 человек на 3 маленькие комнаты, у Люси тоже три поколения и четверо на две. И тут ароматный кусок ничейной жилплощади за стенкой. Запахло решением квартирного вопроса.  Папа ломанулся в собес, исполком и за справками о вредной работе, а интеллигентка Люся проявила неслыханную революционно-пролетарскую смекалку. Пока наши, потеряв бдительность, бегали по инстанциям, она тупо прорубила проход из своей квартиры в Митино логово. Разумеется, крушила стены она не сама.  В анамнезе у Люси была дочь модельной внешности, которая в 18 лет связала себе крючком купальник, как в каталоге Неккерман, ушла в нем на пляж, а вернулась с мужем из ближайшего ПТУ и легкой беременностью.  К моменту рейдерского захвата беременность уже звали Ольгой, и ей было пять, а зять наконец-то получил шанс доказать свою полезность.

До появления чиновников и участкового вход заколотили досками изнутри, а окно наоборот впервые за 30 лет открыли.  Представители власти сбежали еще на дальних подступах. За проветривание берлоги Люсю всем двором предали анафеме, а нам запретили общаться с ее внучкой Олей.

Через месяц страсти улеглись. Мама опять менялась с Люсей на одну ночь чужими журналами «Юность» и «Человек и закон». В Митиной комнате победители оборудовали спальню молодых с невиданной масляной love-lamp на подоконнике, а под окном на общей галерее выставили старую полированную тумбу на расклешенных ножках.

Надо сказать, что вместо гардеробных и шкафов-купе возле каждой квартиры стояли гигантские сундуки. На них играли дети, взрослые устраивали обеды open-air, а сами сундуки открывали раз в сезон, а то и реже. Содержимое никого не интересовало — хлам там хранился унифицированный до безобразия.

Но следующим летом на коридоре появился запах.  Мадамы, собиравшиеся в тени ореха вынесли вердикт, что мятежный дух Мити вернулся, а вызвали его скорее всего диссиденты-чернокнижники, осквернившие его жилище подожженной апельсиновой коркой и радиоволнами короткого диапазона.  Развед-группа выяснила что запах начинается именно у их квартиры.  День за днем вонь усиливалась вместе с жарой.   Группу возмущенных соседей Люся по-ахматовски шелестя халатом провела по всей квартире, чтобы доказать, что она, как и соседи, не преступник, а жертва. Второй этаж начал дружно завидовать переболевшему менингитом Петровичу, который жил в подвале.

Развязка была драматичной и непредсказуемой, как убийца в романе Агаты Кристи.   Внучка Оля вылезла на подоконник, посмотреть, что едят дети на соседнем сундуке. Ей предложили миску с черешнями. Оля, понимая, что угощение сейчас закончится, решила пойти напрямик и прыгнула из окна на полированную тумбочку от телевизора, набитую Люсиным скарбом в коробках. Тумбочка не выдержала динамической нагрузки упитанного одесского ребенка и, пискнув, развалилась. Из ее недр на коридор, захлестывая лестницу, неся на своем гребне Олю и вздымаясь над сохнущими внизу простынями, обрушилась лавина завернутых в газеты стопок и пачек …использованной туалетной бумаги, которую Люся с домочадцами после употребления по прямому назначению бережно собирала для обмена в пункте макулатуры на знаменитые книги Александра Дюма и Жоржа Сименона. Must have каждой интеллигентной семьи.

После этого случая наш дед на всякий случай бросил слюнявить пальцы перед перелистыванием детективов из вторсырья.

Юлия Верба

http://zachem.com.ua/moldavanskoe-otrode-2/

Высокое искусство Джока Стёрджеса. Жопа в тумане. | Блог Ехидный Douglas | КОНТ


Прежде, чем писать этот материал по мотивам недавнего московского скандала, я потратил энное количество времени в интернете, пытаясь найти эти самые высокохудожественные фотографии американского специалиста. И нашёл. Посмотрел. Приводить их здесь я, конечно, не буду. Кому хочется, найдёт их сам.

А я вместо этого порассуждаю тут вот о чём.

Я - мужик. Самый, что ни на есть, обыкновенный! Можно сказать - стандартный! Таких, как я, - миллионы. Или даже сотни миллионов.

Это означает, что женщины меня интересуют. А вот бабушки или девочки-подростки - нет. Ну совсем никак! То есть даже просто никак! Даже теоретически!

Нет, я, конечно, люблю детей и стариков, всегда готов помочь им чем-то, если могу и стараюсь никогда не обижать их, как наиболее уязвимых с точки зрения их социального положения. Но это - всё!

Нет, я, конечно, как любой обычный мужик, совсем не прочь полюбоваться при случае на красивые ножки, аккуратные попки и прочие замечательные места, которыми нас нахально поддразнивают коварные...кто? Правильно! ЖЕНЩИНЫ! ДАМЫ! ЛЬВИЦЫ И ТИГРИЦЫ!

И до того удачно иной раз поддразнивают, что обычные, традиционные и скучные мужики типа Рафаэля и Рубенса, Рембрандта и Дега, Модильяни и Гогена даже голову теряли, изображая эти женские прелести со всей силой своего примитивного мужского инстинкта.

Но, ёлки зелёные, - женские ! Не детские ! И не стариковские!

Почему же примитивные Модильяни или Гогены не ударились в детскую эротику? Может быть, им никогда не проходилось видеть детей без одежды? Да нет, уверен, что приходилось! Как и всем нам. Тогда - почему?

Поясню, как умею.


https://cont.ws/post/383479?_utl_t=lj Высокое искусство Джока Стёрджеса. Жопа в тумане. | Блог Ехидный Douglas | КОНТ

ИСТОПТАННОЕ ДЕТСТВО

Оригинал взят у profe_12 в ИСТОПТАННОЕ ДЕТСТВО



Тем, кто моложе - тому не понять. Но для моего поколения, на долю которого выпало родиться в гулаговском совке, окруженном колючей проволокой от свободного мира, эта фотография является самым страшным свидетельством преступлений красного режима.

На первый взгляд - обычная витрина магазина "Детский мир", ничего особенного. Но если посмотреть, что на самом деле скрывалось за ней, то можно только задаваться вопросом: как могло такое случиться в середине просвещенного 20 века, после Нюрнбергского трибунала? Это же до какого верха бесчеловечного цинизма нужно было докатиться, чтобы творить такое с наиболее беззащитными слоями населения? Нет и не может быть им прощения перед лицом Истории.

Collapse )

Одна на всех

Оригинал взят у sadalskij в Одна на всех
Николай Губенко
Николай Губенко родился в катакомбах Одессы в августе 1941 года. Отец, военный летчик, погиб в начале войны: его самолет был сбит в воздушном бою под Луганском. Маму в 42-м повесили немцы за отказ сотрудничать и 11-месячный мальчик попал в специнтернат для детей погибших офицеров.
Collapse )