Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Реквием памяти погибшим Одесситам 2 мая 2014г. на Куликовом поле в Доме Профсоюзов




‪#‎Одесса‬. 2 мая. Не забыть
Вспомним всех поимённо,
горем
вспомним
своим...
Это нужно -
не мёртвым!
Это надо -
живым!
Вспомним
гордо и прямо
погибших в борьбе...

Есть
великое право:
забывать
о себе!
Есть
высокое право:
пожелать
и посметь!..

Стала
вечною славой
мгновенная
смерть!


1. Жульков Александр Юрьевич, 08.12.1968 г. р., огнестрельное ранение
2. Яворский Николай Анатольевич, 02.01.1976 г. р., огнестрельное ранение
3. Петров Геннадий Игоревич, 27.02.1985 г. р.,огнестрельное ранение
4. Бражевский Андрей Геннадьевич, 30.08.1987 г. р., падение.
5. Папура Вадим Вадимович, 42.07.1996 г.р., падение.
6. Заяц Игорь Леонидович, 13.01.1968 г. р., падение.
7. Кущ Руслан Олегович, 26.01.1984 г.р., падение.
8. Вереникина Анна Анатольевна, 29.12.1955 г. р., отравление.
9. Калин Анатолий Андреевич, 12.08.1976 г. р., отравление.
10. Никитенко Максим Алексеевич, 28.10.1982 г. р., падение.
11. Острожнюк Игорь Евгеньевич, 12.07.1964 г. р., падение.
12. Буллах Виктор Далхакович, 05.02.1956 г.р., падение
13. Маркин Вячеслав Владимирович, 18.11.1969 г.р., падение.
14. Негатуров Вадим Витальевич, 05.12.1959 г.р.,ожоги.
15. Гнатенко Евгений Николаевич, 09.11.1952 г. р., отравление газом.
16. Полулях Алла Анатольевна, 26.08.1962 г.р., отравление газом.
17. Яковенко Ирина Владимировна, 07.09.1959 г.р., отравление газом.
18. Кушнарёв Геннадий Александрович, 26.06.1975 г.р., отравление газом.
19. Мишин Сергей Сергеевич, 01.02.1985 г.р., отравление газом.
20. Пикалова Светлана Валерьевна, 04.03.1981 г. р., отравление газом.
21. Коврига Николай Сергеевич, 08.11.1984 г.р., отравление газом.
22. Садовничий Александр Кузьмич, 18.09.1954 г. р., отравление газом.
23. Бригар Владимир Анатольевич, 10.02.1984 г. р., отравление газом.
24. Никитюк Дмитрий Игоревич, 08.08.1974 г. р., отравление газом.
25. Митчик Евгений Васильевич, 21.01.1983 г. р., отравление газом.
26. Степанов Виктор Васильевич, 10.04.1948 г. р., отравление газом.
27. Костюхин Сергей Николаевич, 26.06.1967 г. р., отравление газом.
28. Новицкий Владимир Михайлович, 25.07.1944 г. р., отравление газом.
29. Полевой Виктор Павлович, 19.09.1966 г. р., отравление газом.
30. Бежаницкая Кристина Александровна, 18.03.1992 г. р., отравление газом.
31. Ломакина Нина Ивановна, 29.07.1953 г. р., отравление газом.
32. Кононов Александр Владиславович, 11.04.1959 г. р., отравление газом.
33. Гнатенко Андрей Михайлович, 19.05.1989 г. р., отравление газом.
34. Балабан Алексей Семёнович, 06.04.1982 г. р., отравление газом.
35. Лукас Игорь Еропович, 01.07.1993 г. р., отравление
36. Милев Иван Иванович, 1980 года рождения
37. Щербинин Михаил Иванович, 08.12.1956 г.р., отравление
38. Приймак Александр Григорьевич, 28.08.1945 г.р., отравление
39. Лосинский Евгений Лукич, 16.11.1979 г. .р., огнестрельное ранение
40. Шарф Тарас Владимирович, 12.06.1973 г. р., отравление газами
41. Иванов Дмитрий Иванович, 1958 г.р., погиб в огне
42. Березовский Александр Викторович, 06.08.1973 г.р., отравление газами, ожоги
43. Каир Петр Анатольевич, 28.01.1969 г.р., отравление газами, сильные ожоги
44. Галаганова Любовь Александровна, погибла в огне.
45. Карасев Юрий Владимирович, погиб в огне.
46. Вячеславов МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ



Обращение ко всем, причастным к Одесской трагедии...

Они вроде бы люди…Очень даже похожи.
Мы конечно не судьи…Но мы Богу поможем.
Просто те, что похожи, убивали как звери…
Так что внешнему облику лучше не верить.

Они бегают сворой, ищут новые жертвы.
И приморский наш город рвут Галиции ветры.
Черно-красные флаги и нацистские зиги.
От Одесской Хатыни по всей Родине блики.

Суд настигнет «херОев, что вокруг окопались.
Партизанские тропы нам от дедов достались.
Бойтесь, мерзкие твари. Вам не будет пощады.
Не спасет вас Бандера и от хунты награды.

Вам не скрыться ни где…Лучше и не пытайтесь…
Вы покайтесь убогие, перед смертью покайтесь.

Снежана Аэндо


Чёрная метка

Оригинал взят у konsul_777_999 в Чёрная метка
Оригинал взят у zbaza в Чёрная метка







— Владимир Владимирович, к вам – Генри Киссинджер.

— По какому вопросу? – хотел было спросить у секретаря Владимир Владимирович, но – передумал. Цель визита этого «динозавра высокой политики», в принципе, была вполне ясна, а разочаровывать 93-летнего старика отказом в аудиенции было как то не с руки.

[Spoiler (click to open)]

— Приглашайте, буду рад побеседовать. И – чайку нам с вареньем и сушками, пожалуйста, организуйте.

Чуть прихрамывая на левую ногу, входит Генри Киссинджер.

— Владимир, я к вам по делу. Это крайне важно для вашего политического будущего и выживания вашей страны в этих суровых условиях.

— Спасибо, Генри, за заботу. Вам с сахаром?

— Владимир, мы с вами взрослые люди, вы должны осознавать, насколько могущественный конгломерат я представляю. У меня от них специальное поручение.

— Специальное поручение? – глаза Владимира Владимировича чуть блеснули, но он смог сдержать это чувство – и продолжил разливать чай по чашкам – Варенье будете? Морошковое…

— Господин президент, в прошлый раз я привозил вам чёрную метку от нашего закрытого секретного клуба правителей и властелинов Планеты. Надеюсь, что вы помните, футляр – из чёрного дерева, сама метка — изумрудная оправа, на аверсе – орёл с хищным оскалом, выполненный из платины, золото 999 пробы, кадмированное по суперсовременной технологии…

— Конечно, Генри, я всё помню, тогда вы ещё сказали, что ЛНР и ДНР должны будут сдаться, за свой счёт поехать в Нюрнберг, подать документы на самоосуждение по форме 54/12 Совета Европы. Генри, у меня прекрасная память, особенно, когда в подтверждение слов мне партнёры присылают различного рода чёрные метки. Вы же знаете, что это – моя слабость. Что в этот раз хотят сообщить уважаемые властелины?

— Владимир Владимирович, что ж вы так, с места и в карьер. Я даже вашего варенья попробовать как следует не успею. Можно вторую розеточку? Эта закончилась.

— Лариса Ивановна, принесите побольше морошкового варенья, пожалуйста – отдал своё президентское распоряжение Владимир Владимирович.

— Господин президент – старик изрядно приободрился, услышав распоряжение – прошу вас сразу же обратить внимание (достаёт коробочку из кармана). Это – натуральное бамбуковое плетение, выдержка – 200 лет в условиях высокой тропической влажности, в болоте. Отсюда – характерный чёрно-черепаховый окрас. При этом, обратите внимание – застёжка и створки – это уже не банальная платина – натуральный высокоочищенный иридий. Кстати, приобретать пришлось у вас, через подставные компании, наши уже давно такой не производят… Вы даже не представляете, чего нам это стоило…

— Владимир Владимирович перестал есть сушку, с явным интересом смотрел на коробочку, можно было сказать, что в этот момент Генри Киссинджер полностью завладел вниманием Президента России. В глазах читался немой вопрос: а что же внутри?

Генри приоткрыл коробочку. В ней, на чёрной кевларовой парче лежала чёрная круглая, выполненная в форме римской монеты, метка…

— Владимир, в этот раз — мы пошли дальше! Это – настоящие желтые и розовые бриллианты! Сорок восемь штук – с каждой стороны. Вы думаете это простое чернение? Даже не догадаетесь что это! Для того, чтобы получился этот характерный оттенок (взгляните на радужный отлив) мы взяли шесть тонн отборного золота, разогнали их в большом адроном коллаэдре, и – вышли на принципиально новый вид металлического вещества. Владимир Владимирович, перед вами – первые 23 грамма так называемого «чёрного золота». Элемент ещё не назван, предлагаем вам согласиться с тем, что, если мы его назовём владимирий – вы будете не против?

— Генри, давайте с этим не будем спешить, передайте вашим миньонам – Владимир Владимирович резко осёкся (сказывалась боевая выучка кадрового офицера) – вашим властелинам Планеты, что металл можно назвать как-то менее помпезно и витиевато, к примеру, россияний…

— Хорошо, Владимир, я передам, что вы, в целом, согласились, но внесли небольшие корректировки. Мне продолжать?

— Да, разумеется, вы сегодня – полон интриг, Генри.

— Обратите внимание на чеканку. Вы думаете, что это – просто чеканка?

— Да, это очень похоже на чеканку, честно говоря…

— А вот и нет, Владимир! Парировал Киссинджер. Это – преднамеренно загрублённая под чеканку молекулярная сборка! Вам – такое и не снилось. Эта метка – уникальная в своём роде. Её не чеканили, а вырастили в условиях адских температур и давления по компьютерному образцу, после чего – преднамеренно загрубили пескоструйкой. Представляете?

— Генри, даже не представляю! Чего это всё вам стоило, мой дорогой друг? Какой в этом смысл? Ещё чаю?

— Владимир Владимирович, о цене – можете не беспокоиться, вы меня приняли, а это значит – миллиарды потрачены не зря. Сейчас я вам официально сообщаю, что я вручаю вам чёрную метку нашей влиятельной группы властелинов вселенной. Вам приказывается в 24 часа – сдать все позиции в Сирии, выйти из Совета Безопасности ООН и Совета Европы.

— Генри, спасибо вам огромное за такую содержательную беседу и ваш ультиматум. (Владимир Владимирович чуть задумался) По существу отвечаю: выйти из Сирии за 24 часа – технически не возможно, требуется 50-70 лет (сказывается русская логистическая отсталость — так и передайте), 50-70 лет нужно навёрстывать отсталость — а уже тогда… Тогда – будет организован выход наших миротворческих сил; из Совета Безопасности ООН – выйти технически и юридически невозможно, т.к. Россия – правопреемница СССР, а СССР – организатор данного Совета Безопасности. По данному вопросу – рекомендую обратиться к предыдущей администрации – Политбюро СССР; по третьему вашему требованию – можете передать о консенсусе по этому вопросу, с вашими требованиями согласен, нужно выходить из этого болота.

Генри Киссинджер радостно заулыбался.

— Владимир Владимирович, стало быть, нашу чёрную метку вы принимаете?

— Конечно, Генри, а какой смысл вам, старому человеку, к тому же – умудрённому опытом, отказывать? Это – не по-русски как то будет…

— Спасибо, Владимир. Я тогда так и передам: по трети позиций Путин уступил, в двух случаях – затруднился с ответом, так как не хватило политического опыта.

— Генри, можете так же сказать, что во время обсуждения чёрной метки – вы просто диктовали мне что и как, а я внимательно слушал, а так же то, что вы мне часто противоречили. А я – просто молчал. В-общем, всё – как в предыдущей резолюции по нашей встрече.

— Спасибо Владимир Владимирович. Какой вы душевный человек, и варенье у вас вкусное. Так и хочется сказать «Служу России», но – гражданство не позволяет…

— Генри, гражданство – дело поправимое, даже не переживайте на этот счёт. А сейчас, если у вас всё – прошу прощения, мне пора, встреча с сотрудниками детского сада в Удмуртии на носу, мне нужно подготовиться.

Генри Киссинджер, чуть расшаркиваясь, но с высоко поднятой старческой головой, уходит.

Владимир Владимирович, подойдя к огромному, в сталинском стиле, шкафу – открывает одну из полок, проходится по её содержимому взором убеждённого филателиста, и, чуть улыбнувшись, кладёт туда маленькую чёрную коробочку.

— 289 чёрная метка. Эта – какая то особенно чёрная. И душевная… — подумалось Владимиру Владимировичу.

https://cont.ws/@lexwork/654571?utm_campaign=transit&utm_source=mirtesen&utm_medium=news&from=mirtesen

ТАК ЖИЛИ В ОДЕССЕ 5

Молдаванское отродье 5

История пятая. Соцсети.

Те, кто вырос на Молдаванке, точно знают, где Цукерберг подсмотрел идею своей соцсети. Здесь вся жизнь проходит на виду, и твой аккаунт заводится с рождения. Все гарантированно увидят, оценят и прокомментируют твои губы уточкой, попу абажуром, новые ногти, кривые ноги, и с кем ты что пила в обеденный перерыв.  Все как в ленте – тут тебе и лайки, и перепосты,  и хейтеры  с троллями, и, разумеется, срач в комментах. Только «Шок! Сенсация! Это взорвало сеть» тогда звучало как «Не, вы это видели?!».

Не надо сгущать краски по поводу показушных фоторепортажей и депрессий за кадром. Ничего не изменилось. Дома ты мог быть каким угодно, но к выходу во двор должен был соответствовать существующему сетевому образу – домашние пятнистые тапочки переодевались на парадные с пушком и каблуком, на бигуди завязывалась лучшая косынка, ну а настоящие иконы стрит-фэшн ходили в гастроном в халате, но всегда с красной помадой и «Красной Москвой».

Мама тоже готовилась, как говорят подростки, «эпично»: стирка  была мистическим ритуалом и продолжалась минимум 8 часов. Сначала на гигантской терке терли хозяйственное мыло, затем к его благоуханию добавлялась адская паста «Аэлита»  – техническая замазка в пластиковых бочонках, которая разъедала металл и пальцы. К смеси добавляли 10-15 кг белья, а потом, почти как ризотто ди марэ, надо было непрерывно помешивать на медленном огне в течение пары-тройки часов. Готовый «бульон» переливали в ванну, где полоскали и  выжимали насухо, опять промывали,  но уже с синькой из аптеки и крахмалом из гастронома, и снова выкручивали до изнеможения. Только после этого мама, как каравай к правительственному борту, несла белье на просушку во двор, где у каждой семьи была своя веревка и палка-подпиралка.

Все ведущие проекта «Ревизор» вместе с «Пекельной кухней» с «мастер-шефом» нервно курят перед дворовым народным контролем. Мама три года подряд держала титул чемпиона по версии «самых белых простыней». Пощады и уловок не было – цветное белье в те годы мы видели только в эротической сцене между Гошей и директором швейной фабрики из «Москва слезам не верит».  Только хард-кор, только белый. К скатертям это тоже относилось. Поэтому самые хитрые и богатые сушили свои следы преступления дома.

Мама и сама старалась быть «белым листом» с закрытым профилем и котиком на аватарке. Даже авоськами никогда не пользовалась. Поэтому звездой сети не была, но и троллей не привлекала.

Высшая справедливость заключалась в том, что  на в бан могли отправить и самую близкую коллегу по лавочке, за лайк общему врагу или наполеон  с кремом на маргарине.

Да, кулинария была вторым китом, на котором держался недосягаемый титул топ-блоггера«Хозяйки». Поэтому у всех дам в летнем активном отдыхе были домашние заготовки. Закатывать меньше 20 кг за раз считалось дурным тоном.  Каждая закатка  длилась от Привоза и до следующего утра. Количество одних квашеных помидоров на душу населения, включая младенцев и язвенников, переваливало за полтонны на сезон.  Детей заставляли перебирать, сушить и вытаскивать косточки. Один раз за какой-то смертный грех прабабка посадила нас тереть хрен в трехлитровый бутыль. Зачем семье, в которой из семи человек – шесть баб, три литра тертого хрена, для меня до сих пор загадка.

Готовая продукция массово выкладывалась остывать на коридор, как фотки с первого сентября в ленту.

Были и рекламные публикации. Тетя Клава продавала мед. Это было хуже контекста и спама. Каждый август она насильно приходила ко всем соседям в гости в обнимку с двумя бутылями. Сбежать было невозможно, притвориться аллергиками тоже. Тетя Клава была похожа на бегемотиху Глорию из первого «Мадагаскара», только переодетую в кримпленовое платье выше колена.  Буквы Ч и Р в ее речевой клавиатуре западали последние 60 лет. «Луше, слушай мине! луше мед, самый луший»,  – вещала она. Те, кто соглашался сразу, мог купить только один бутыль, кто сомневался  – оставался с двумя. Заглянувший на кухню папа роковым образом полюбопытствовал, что за черная фигня там  плавает. Тетя Клава захлебнулась от возмущения и схватилась за нож. Им она выковыряла со дна банки труп насекомого и обнесла им всех зрителей. «Луше пчелка-труженица тгудилась и в своем же тгуде погибла!» – объявила она и разрыдалась.  Пришлось брать два, соты и кусок прополиса.

Были и многочисленные тесты – «зарегистрируйся в нашем дворе и узнай, каким животным ты был в прошлой жизни и кем будешь в следующей». Все это, независимо от желания зашедшего, публиковалось и моментально «перепощивалось». Чаще всего в тестах фигурировала красивая тетя Наташа и ее поклонники.

Наташа рисовала большие голубые тени до бровей, ставила на голове лаковую челку  и рассказывала отцу,  что идет на вечерние курсы кройки и шитья. Вернувшись сильно после одиннадцати,  она нетвердой рукой рисовала в клетчатой тетради восьмерки , утверждая, что это будущий лифчик. Доверчивый папа соглашался и радовался дочкиному усердию – курсы были минимум 3 раза в неделю.  Единственным плюсом, спасавшим Наташку от вечного бана,  был торт медовик. Вкуснее мы не ели никогда. Рецепт и сроки изготовления оставались страшной тайной. Никто не мог застать ее за приготовлением, чтобы подсмотреть ингредиенты. Этим идеальным медовиком Наташка могла купить лайки всех жителей двора. В особенных случаях она сверху очень трогательно цукатами и изюмом выкладывала имена именинников или просто цветочки.

Ну и, конечно, были группы. Туда дворовые бабушки периодически добавляли всех женщин детородного возраста, разумеется – без их согласия. А пострадавшие возмущенно пытались оттуда выйти.  Существовала закрытая детская группа, в  которой можно было обсудить трудные ситуации и получить советы товарищей по несчастью.

Например, нас регулярно заставляли мыть полы на общей галерее. Это была повинность всех девочек двора.  И если дома можно было особо не стараться, то открытый профиль общий коридор бабушка строго проверяла. Она каждый раз вычисляла, трижды ли мы промывали пол, или как “лэи” – только  дважды. Но реальная жизнь круче любых дворовых соцсетей.

Однажды жившие на далеких Черемушках родственники забрали  сестру и меня в гости с ночевкой. Утром, по дороге к трамваю, возле рынка мы увидели Наташку.  На аллейке она покупала у мордатой торговки  торт с раскладной табуреточки и сокрушалась: « Ну я тридцать раз просила – не надо украшать!  Не надо ровный! Вот теперь опять все переделывать надо!». И пальцем скинула  на асфальт роскошную кремовую розу. Наши взгляды встретились…

В обмен на молчание мы не только получили пожизненный кусок антисанитарного медовика, но и еще один секретный Наташин лайфхак.

Теперь, вместо того чтобы шуровать трижды шваброй по всему коридору,  сестра стояла на шухере, а я из чайника обильно поливала все щели между досками. Бабушка нас даже хвалила за качество.

Лет через пятнадцать на семейных посиделках  мы признались маме про обман с полами. Отсмеявшись, она рассказала, что в студенческие годы научила этому  фокусу маленькую Наташку.

Юлия Верба

http://zachem.com.ua/moldavanskoe-otrode-5/

ДИДУХ НА ДЕРИБАБУШКЕ (2)

Оригинал взят у profe_12 в ДИДУХ НА ДЕРИБАБУШКЕ (2)

ОКОНЧАНИЕ. НАЧАЛО ЗДЕСЬ http://profe-12.livejournal.com/676476.html

Свидетельство того, о чем говорил в предыдущем посте - на скане. Потому Рождество мы и будем отмечать по собственной традиции Мамы, а не той якобы исконно русской традиции, за которую ошибочно написал Игорь. Не то, что где-нибудь, а в царском дворце еще не было Рождественской елки, а Одессе была не только она, но и состоялся Рождественский бал. Плюс зародилась объединившая и князя, и простолюдина еще одна традиция, что распространилась в России лишь после распада СССР.

Collapse )

"Вкусные" улицы Одессы.


Вчера посмотрела передачу про страны БениЛюкса.

Удивительно, как это наш Беня Люкс с Мясоедовской умудрился скупить пол-Европы!

В Бенилюксовой Голландии есть город Роттердам, а в других местах есть то, что в этот рот можно дать. К примеру, в Камбодже есть город Кампот, а в Котовском районе Одесской области - село Борщи.
Можно бесконечно спорить, что вкуснее: компот или борщ, и какой населенный пункт следует признать самым аппетитным, но что касается «съедобных» улиц, тут со всемирно известной Мясоедовской на одесской Молдаванке не сможет тягаться ни одна Пикадилли, не говоря уже про Бродвей.

Поэтому я начинаю вспоминать «вкусные» улицы любимой Одессы с любимой же Мясоедовской.

Ну, и кто не знает эту знаменитую песню? "Улица, улица, улица родная, Мясоедовская милая моя...

вегетарианцам слушать воспрещается.

А знаете ли вы, что

...название улицы происходит от имения помещика Дементия Мясоеда, которому еще при царе Николае I принадлежали пивной и квасный заводы в Одессе.

...в самом начале Мясоедовской установлено уникальное изобретение одесситов – танк (а на самом деле трактор) «На испуг»?

…а почти «посеред» улицы расположена известная Еврейская больница? (известная, в том числе, по анекдоту:
– Почему в Одессе есть Еврейская больница и Еврейское кладбище, а Еврейского роддома нет?
– Потому что в Одессе евреями не рождаются, а становятся)?



https://www.facebook.com/odesa.morozyvo/



Расслабьте "булки" хохлопики.. Ваше дело подмахивать

Оригинал взят у piligrim04 в Расслабьте "булки" хохлопики.. Ваше дело подмахивать
Оригинал взят у piligrim04 в Расслабьте "булки" хохлопики.. Ваше дело подмахивать
Польша сделала предупреждение Украине
Станислав Крачевский, спикер польского Сената, заявил о том, что, если депутаты ВР Украины надумают принять указ о геноциде украинцев со стороны поляков, это закончится очень печально для Украины.

Спикер также отметил, что на взаимопонимание между двумя странами может повлиять только открытый диалог на тему общей истории.

По словам Крачевского, Польша имеет право сказать правду о Волынской трагедии, и Сенат принял соответствующее распоряжение, а Украина должна смириться с истиной, поскольку пора признать – то, что делали украинцы, это настоящий геноцид.
По его мнению, украинские политики отказываются откровенно говорить об этой трагедии, но, если они не предпримут ответных шагов по геноциду, двум странам все-таки удастся сохранить нормальные отношения.


Напомним, что Алексей Мусий зарегистрировал проект, предусматривающий признание геноцидом действия поляков в отношении украинцев в период с 1919 по 1951 годы.

http://replyua.net/news/35927-polsha-sdelala-preduprezhdenie-ukraine.html

День Победы

Макс Фрай о любви и кофе.

Оригинал взят у antuaneta_91 в Макс Фрай о любви и кофе.
Эспрессо — это жизнь. Горчит, но бодрит. Первый глоток может показаться невкусным, но, допив чашку, всегда захочешь еще одну. А на еще одну чаще всего не хватает времени.

Капучино — это влюбленность. Сначала терпко, потом сладко и легко, а на поверку — все та же жизнь. Но моменты, когда сладко и терпко, — самые лучшие. Кстати, всегда можно просто съесть пенку и не пить, но это мало кому приходит в голову. Видимо, дело все-таки в сочетании.

Латте — это мечты, эспрессо, разбавленный молоком надежды, и пенка, помните, да? Та самая пенка, которая бывает в капучино. Но нет корицы, нет той терпкости, которая позволяет прочувствовать момент.

Еще есть мокко — кофе с горячим шоколадом. Мокко — это меланхолия. Густая и тягучая. Но даже в мокко есть молоко. И сладость, та, которую не найдешь в эспрессо, например. Ее и чувствуешь не сразу, и каждый раз не очень понимаешь, почему заказал именно его. Только потом вспоминаешь, в тот самый момент, когда становится сладко.

Айриш, кофе по-ирландски, — страсть. Где-то там, на самом дне, обжигающий алкоголь. Можно перемешать, тогда он практически не чувствуется, если кофе приготовлен правильно, конечно. Но он там все равно есть, и все равно неизбежно пьянеешь. Кстати, да, хуже плохого эспрессо может быть только плохой айриш.

И ристретто. Ристретто — это смерть. Это когда вся жизнь — одним глотком. Выпиваешь, просишь счет и уходишь. Обычно так.

Кофе? — это варенье из джазовых пластинок.

Кофе? — это свет, который можно размешивать ложечкой.

Кофе? — это врата восприятия ночного пейзажа.

Кофе? — это немой вымысел радуги.

— А любовь? Настоящая любовь?

— Настоящая любовь — это кофе, который варишь дома с утра. Свежемолотый, желательно вручную. С корицей, мускатным орехом и кардамоном. Кофе, рядом с которым надо стоять, чтобы не убежал, иначе безнадежно испортится вкус. Надо проследить, чтобы он поднялся три раза, потом налить ложку холодной воды в джезву, подождать пару минут, чтобы осела гуща. Кофе, который наливаешь в старую любимую чашку и пьешь, чувствуя каждый глоток, каждый день. Наслаждаясь каждым глотком.

Макс Фрай. Кофейная книга

https://vk.com/zloypsiholog

День Победы

Кофейная гуща

Оригинал взят у tiina в Кофейная гуща
Я использую в качестве устранителя запахов,как скраб, добавляю в выпечку. А еще в качестве удобрения.:) Очень помогает от всяких муравьев.




Читаем по катом , вы удивитесь, сколько всего полезного можно сделать с использованной кофейной гущей.

Collapse )

Н.Симисинова: Маленький нежный Освенцим…



Продолжаю знакомить читателей с одесскими авторами, статья о современной Украине (К.О.)

Маленький нежный Освенцим…

Да, так мне захотелось назвать то место, ту территорию, на которой мы сейчас, волею недоброй судьбы, оказались. Почему «нежный и маленький» — чуть позже… А пока — очередная история про жизнь человека…

Светочка работает на Новом базаре уже шесть лет. Вначале продавцом в колбасной лавочке, потом, во времена «мерзопакостного Януковича», смогла взять эту лавочку в аренду. Поднатужились с мужем и взяли.

Свете 40 лет, и жизнь мчится с бешеной скоростью. Вообще-то, Светлана — молодец, есть хватка, характер (как представлю, что она приезжает каждое утро из села в 40 км от Одессы, где живёт, каждое утро, в любую погод, и стоит в своей холодной или жаркой, в зависимости от времени года, маленькой будочке день-деньской, чтоб заработать копеечку!), есть желание работать хорошо и дружить с покупателями.



Новый рынок — небольшой, все друг друга знают, подходят, здороваются, разговаривают…Правда, в последнее время чаще проходят мимо, но здороваются обязательно. Или покупают граммов 150-200 колбаски — больше не могут себе позволить. И люди-то все, в основном, интеллигентные — центр города. Преподаватели вузов, инженеры бывшие, врачи, учителя…Одесская интеллигенция прошлой закалки. Маленькие кусочки нежной докторской колбаски, несколько сосисочек, сарделек, крохотный кусочек сыра…

А Светлана стоит в любую погоду и не может позволить себе заболеть: с кашлем стоит, иногда с температурой, а то зимой вдруг спину надует — согнуться больно. И так уже шесть лет.

Раньше магазинчика хватало и за аренду, за свет и прочее заплатить, и себе на еду заработать и немножко отложить. Сейчас — остаётся только аренда и еда. Минимум остаётся.

Ну, и подружки-продавщицы вокруг — все в таком же положении, улучат минутку и говорят только о новом грядущем повышении стоимости аренды — а куда ж дальше-то? И о том, как несладко жить.

Иногда Светлане кажется, что вокруг уже не осталось счастливых и беззаботных людей: на бредущих мимо стариков и старушек вообще невозможно смотреть. В магазинчики тряпочек почти никто уже не заходит: людей интересует только еда. Причём, нехитрая и однообразная. Света это по своей кухне знает. Мама готовит борщи, картошку, иногда мясо. Спасают закрутки, сделанные летом.

40 лет — время выполнения главных жизненных задач: поднять детей и досмотреть стариков. У мамы пенсия — 1000 гривен, без Светы и братьев она бы не прожила.

А самая главная радость — это восьмилетняя дочка Лизочка, умница и красавица, которая лучше всех учится в классе. И так хочется ей дать образование получше, что родители изо всех сил стараются и возят её в Беляевку на уроки английского. Но уже сейчас Света понимает, что дать ей возможность получить высшее образование у них вряд ли хватит сил.

Светлана — умница и отчетливо понимает, как скудна на радости её жизнь и жизнь окружающих её людей. Многие соседи отказались от отопления газом, потому что печки выходят дешевле. Все посадки вокруг села давно вырублены, и что будет с полями дальше — ведь они сохраняли снег и влагу — не думает никто. В селе нет работы, и местные мужики устраиваются работать на городских кладбищах копателями или в больничных моргах.

А ведь раньше это был сильный овощеводческий совхоз, теперь в полях сплошное запустение. По дороге домой Светлана с мужем каждый день проезжают мимо разрушенных и разобранных на камни бывших коровников, на их улице всего пять хозяек держат коров — очень тяжело с кормами, так что, глядишь, скоро молоко останется только в магазине.

…Вечером она доезжает до Двух столбов и пересаживается в машину к мужу. Недорогой жигулёнок, за которым муж-автомеханик тщательно ухаживает. Они подбирают за небольшую плату односельчан и по тёмной дороге возвращаются домой. Муж рассказывает, как тяжело работать сейчас на его автоцентре — они ремонтируют грузовые мерседесы, как мало заказов, потому что снизились перевозки. Если раньше в основном шла Россия, то теперь только Белоруссия. То есть он на своей шкуре ощущает всю неправильность государственной политики заседающих в правительстве важных и упитанных мужиков, ненавидит их и ругает последними словами. Он — вовсе не сепаратист и хочет построить счастливую жизнь на Украине. Но как это сделать? Они едут и разговаривают. Тёмная дорога — единственное место, где можно поразмышлять.

— Понимаешь, — говорит Юра, — такое впечатление, что они хотят от нас от всех избавиться. От народа. Оставить, и в самом деле, миллионов восемь. Все остальные — лишние рты, мусор, нас кормить надо и обеспечивать работой. Уже так прижали со всех сторон, что не знаешь, что и делать.

Юра — крепкий и сильный, хороший мастер, раньше у него было много заказчиков со стороны, приезжали прямо домой. Теперь — в редких случаях: ни у кого нет денег.

Они боятся говорить о том, что самое страшное — это заболеть. Это не дай Бог!!! Об этом лучше не думать, потому что денег на лечение всё равно нет.

— Ощущение такое, — тихо говорит Света, — что мы живём в концлагере. — Вот представь, со стороны всё выглядит аккуратно и чистенько, и вокруг никто не догадывается, что там происходит. И даже колючей проволоки нет. Но на самом деле вырваться оттуда почти невозможно, всюду надсмотрщики, а нам оставили только хлеб, воду и ждут, когда мы перемрём все.

Европейцы думают: какая симпатичная картинка, какая милая страна с зелёными полями и речками. А на самом деле это — маленький, такой нежный Освенцим…


Автор: Наталья Симисинова
Источник: http://timer-odessa.net/minds/...

https://cont.ws/post/238344